Узбекский абрикос, слива, персик, нектарин и миндаль будут дорогими – оценки потерь от заморозков

Специалисты EastFruit закончили предварительную оценку ущерба для косточковых фруктов (черешня, абрикос, персик и слива), а также миндаля в Узбекистане от второй волны заморозков, которая прокатилась по территории страны в середине марта. Как мы и ожидали, ущерб для косточковых фруктов резко вырос.

Поскольку Узбекистан является вторым крупнейшим поставщиком персика, нектарина и сливы в Россию и главным поставщиком свежего абрикоса на рынок этой страны, снижение урожая этих фруктов существенно отразится и на ценах косточковых в РФ. Ещё большее влияние снижение урожая абрикоса окажет на рынок сухофруктов, т.к. курага является ключевым видом экспортируемых сухофруктов. Импортёрам из России нужно будет искать альтернативы узбекским свежим и сушёным фруктам.

Напомним, что первая волна заморозков в конце февраля 2021 года, после периода аномального тепла, спровоцировавшего раннее цветение, нанесла серьёзный ущерб раннему абрикосу в средней полосе Узбекистана. Об оценках  потерь после первой волны можно прочитать здесь. И если частичная потеря урожая раннего абрикоса была неприятной, но не критичной, теперь ситуация для многих садоводов становится угрожающей, т.к. вторые заморозки привели к росту потерь не только на абрикосах, но и других видах косточковых, которые успели расцвести к середине марта.

На данный момент ожидается, что Узбекистан не досчитается уже более половины урожая абрикоса и миндаля. Также, в отдельных регионах, почти полностью утерян урожай черешни, хотя в других виды на урожай по-прежнему неплохие. Потери по персику и сливе могу быть немного ниже, чем по абрикосу и миндалю, но, возможно, сопоставимыми с потерями черешни. Ну и самое главное – это качество продукции. Здесь ожидаются серьёзные проблемы, поскольку заморозки во время цветения и даже перед цветением, как правило, приводят к дефектам плодов и мешают полноценному опылению.

Нужно также помнить, что впереди ещё несколько месяцев вегетации, которые могут привести к новым неприятным сюрпризам. Однако расскажем подробнее о том, какие регионы пострадали больше, а какие меньше, а также где косточковые и миндаль лучше перенесли непогоду.

Мы опросили более 30 садоводов и фермеров из разных областей Узбекистана, которые в сумме формируют 95% общего объема производства плодов и ягод в республике (в соответствии с данными из отчета Госкомстата Узбекистана об объемах продукции сельского, лесного и рыбного хозяйства за 2020 год).

В общей картине ущерба урожая косточковых видов фруктов позитивно выделяются Хорезмская область и Республика Каракалпакстан, где оценка потерь урожая абрикоса составляет всего лишь около 10%. В отличие от других областей, в этих регионах не наблюдалось аномальное потепление в феврале этого года. К примеру, средняя температура в Ургенче (административный центр Хорезмской области) была заметно ниже, чем на остальной части страны, и лишь однажды за весь месяц температура превысила +15 градусов. В Нукусе (административный центр Каракалпакстана) средняя температура в феврале была еще ниже. Подобные погодные условия обеспечили так называемый календарный переход к весне и не позволили фруктовым деревьям «проснуться слишком рано», чего нельзя было сказать о других регионах Узбекистана. Очевидно, садоводы Хорезма и Каракалпакстана в этом году смогут неплохо заработать на абрикосе, т.к. более низкий урожай в стране может привести к существенному росту средних цен на эти фрукты.

Как видно из таблицы, в подавляющем большинстве регионов Узбекистана – производителей сельхозпродукции (в 9 из 13) потери урожая абрикоса оценивается от 40% до 90%. Эти области республики формируют 88% общего объема производства плодов и ягод. Как выяснялось по результатам опроса садоводов и фермеров, в этих регионах сохранили урожай в большей части поздние сорта абрикоса, напротив – потери на ранних сортах и средним периодом созревания оцениваются от 70% до 99%.

По словам фермера из г. Кувасай Ферганской области Азизбека Хамралиева, поздние сорта абрикоса, относительно новые для Узбекистана и адаптированные к местным условиям (например, сорт «Orange Ruby») выглядят более морозостойкими. Пока что, по словам садовода, ущерба урожаю этого и других новых поздних сортов им вообще не замечено. По его мнению, закладка абрикосовых садов путем распределения площади сада между сортами от ранних к поздним, может обеспечить получение урожая равномерно с мая по сентябрь включительно, что является общемировым трендом (см. подробнее по этой теме презентацию Андрея Ярмака, экономиста ФАО). Более того, аналитики EastFruit  считают, что такой способ закладки абрикосовых садов позволит также минимизировать ущерб от подобных заморозков, поскольку поздние сорта больше защищены в таких ситуациях.

Наиболее «пострадавшими» от двух кряду волн заморозков оказались абрикос и миндаль. Потери урожая абрикоса в среднем по Узбекистану могут достигать на данный момент 60-65%. В таких же пределах, или даже немного выше, оцениваются потери урожая миндаля.

Персика, нектарина и сливы в Узбекистане может быть потеряно около половины.

Урожай черешни, судя по всему, пострадал незначительно в Ферганской долине. Однако и здесь могут не досчитаться 5-15% урожая, а также, возможно возникновение проблем с качеством плодов. А вот в столичной области черешня потеряна, по предварительным оценкам, почти полностью – фермеры ожидают получить лишь около 10% от того, что они ожидали ранее. В Бухарской и Самаркандской областях черешни соберут лишь 50-70% от ожидавшегося урожая. В среднем по стране потери урожая черешни оцениваются в 25-30%.

По словам фермера Фазлиддина Абдурахимова из Андижанской области (Джалалкудукский район), сегодняшние оценки ущерба являются предварительными, ущерб от февральских и мартовских заморозков может оказаться больше, чем сейчас предполагается: «Недавние заморозки также могли повлиять даже на те виды косточковых фруктов, которые еще не расцвели к моменту наступления холодов. Исходя из многолетнего опыта, могу сказать, что нельзя исключать также сценарии развития событий, когда заморозки случались перед цветением, а потом после потепления и последующего цветения, почки не удерживаются и выпадают. Соответственно, мы теряем урожай и в этих случаях. Поэтому, точнее оценить ущерб от этих заморозков можно будет лишь через несколько недель».

Несколько фермеров из опрошенных уже отметили, что в настоящее время цветки части фруктовых деревьев не выглядят «здоровыми», а скорее «унылыми». Несмотря на то, что они расцвели после февральских и мартовских заморозков, нет уверенности в количестве и качестве будущего урожая по ним.   В любом случае, кроме потерь количества, стоит также ожидать снижения качества фруктов, т.к. заморозки во время цветения, как правило, приводят и к дефектам в формировании плода, а в случае с черешней ещё и мешают полноценному опылению.

Столь значительные потери, с одной стороны, могут привести к росту цен на внутреннем рынке фруктов, а, с другой, фрукты невысокого качества вряд ли будут продаваться по высокой цене. Снизится также предложение сырья для производителей соков, пюре, концентратов и сухофруктов, а значит и здесь стоит ожидать высоких цен.

По данным EastFruit, в 2020 году Узбекистан экспортировал напрямую на рынок России более 217 тыс. тонн фруктов и орехов в свежем и сушёном виде на сумму около $224 млн. Однако в 2021 году, очевидно, объёмы узбекского фруктового экспорта в Россию резко снизятся.

Джерело https://east-fruit.com

Відповісти

Ваш email не публікується