Почему грузинский кооператив «Агромомавали» решил полностью заменить саженцы в современных малиновых садах? – EastFruit

Кооператив «Агромомавали», владеющий 25 га современных малиновых садов, решил полностью заменить в них саженцы. Этот процесс кооператив намерен осуществить поэтапно, за период с осени 2021 по весну 2022 года.  Пока же «Агромомавали», угодья которого расположены в Зестафонском районе (регион Имерети, Западная Грузия), собирает урожай малины этого сезона и работает над обустройством собственного холодильного хозяйства для ягод и фруктов. О том, чем обусловлено решение о замене саженцев, ситуации в ягодном секторе страны и планах на будущее
EastFruit расспросил председателя и соучредителя кооператива «Агромомавали» Бежана Мачавариани.

— Малиновым садам кооператива – всего несколько лет, что стало причиной разочарования: неправильно подобранные сорта или некачественные саженцы?

— Проблема оказалась комплексной. Сады малины мы начали обустраивать с 2017 года, поэтапно довели их площадь до 25 га. Посадили сорта «Каролина», «Нова» и «Жозефина». Но все эти годы они не давали того коммерческого результата, который мы ожидали, и, как мы выяснили недавно, и не дадут. В первую очередь, из-за некачественных саженцев, которые мы приобрели в грузинских питомниках. Причем, судя по имеющейся у нас информации, саженцы этих сортов грузинского производства практически ни у кого в стране себя не оправдали. В рамках нашего сотрудничества с Сельскохозяйственной программой USAID нам подарили несколько новых для нас сортов – саженцы, ввезенные из Португалии и Польши, мы посадили их в качестве эксперимента, и результаты оказались несравнимо лучше.

Еще одним серьезным фактором, обусловившим плохие урожаи, стали неверные результаты анализов почвы, подготовленные для нас одной из местных лабораторий.
После того, как мы заметили, что наши саженцы плохо развиваются, а используемые нами средства ухода за растениями только усугубляют ситуацию, а не выправляют ее, мы, в числе прочих мер, решили перепроверить анализы почвы и послали образцы в английскую лабораторию. И выяснилось, что местная лаборатория дала неверное заключение, в частности, по pH почвы на наших участках.  Получается, мы обустраивали сад на основе неправильных данных. Вот так проблемы и накопились.  Хорошо еще, что мы в итоге выяснили, в чем дело, и теперь знаем, как это исправить. В этом нам очень помог эксперт Сельскохозяйственной программы USAID, его поддержка ускорила наше решение о замене сортов. Нам выгоднее импортировать саженцы, подождать 2-3 года и получать урожай на уровне 10-12 тонн с га, чем смириться с ситуацией и не иметь даже 5 тонн с га. Это обычный здравый расчет.

С началом разведения малиновых садов мы начали работать над получением сертификата GlobalG.A.P., но потом, увидев, что не получаем той продукции, которую ожидали, и необходимых для экспорта объемов, сами приостановили этот процесс.  После обновления садов мы его обязательно возобновим.

Поскольку изначальное обустройство садов шло при государственной поддержке (в рамках проекта «Посади будущее»), повторно в отношении этих же площадей мы обратиться не сможем, так что будем осуществлять посадки на собственные инвестиции. Впрочем, средства нужно будет затратить только на саженцы, поскольку вся инфраструктура (включая капельную систему полива) у нас уже есть.

— А на грузинском рынке вы приобретали сертифицированные саженцы?

— Да, все саженцы, которые мы закупали, были сертифицированными. И лаборатория, к которой мы обращались, также признана государством. На наш взгляд, в нашем случае конкретно чьей-либо вины — нет, у каждого – своя доля ответственности: и у государства, и у питомников, и у лаборатории, и непосредственно у нас. В частности, нам было лучше заплатить за саженцы в несколько раз больше, привезя из-за рубежа качественный посадочный материал, и посадить вместо 25 га, скажем, 5 га, но хорошего сада. Но это мы поняли только сейчас. Кстати, помимо сада, мы изначально хотели обустроить и питомник малины, но увидев первые же результаты, отказались от этой идеи – не хотели подводить других производителей.

С учетом того, что с аналогичными, как у нас, проблемами столкнулись и многие другие производители ягод, напрашивается вывод, что нынешняя ситуация в отрасли – далека от идеала, и для ее выправления нужен комплексный подход, ответственное отношение всех заинтересованных сторон. И налаживать все это нужно как можно скорее — если проблемы не решать, с годами они будут только накапливаться.


Кстати, тот эксперт USAID, с которым мы сотрудничаем, по происхождению — из Португалии, и он рассказал, что проблемы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, лет 15 назад наблюдались и в его стране.

—  В ваших обновленных садах будет расти только малина?

— Мы разбили нашу территорию на две части — в зависимости от типов почвы.
На одной из них мы посадим малину – сортов «Тула меджик» и «Жозефину» (которая более-менее себя оправдала), саженцы хотим ввезти из Испании. На другой – голубику сортов «Дюк» и «Блюкроп», саженцы, наверное, закупим в Польше. Возможно, с посадочным материалом нам поможет USAID. Изначально, 4-5 лет назад, мы вообще хотели обустроить голубичные плантации, но специалисты, основываясь на анализах местной лаборатории, сказали нам, что наша почва для голубики не подходит. Сейчас же у нас есть правильные результаты, согласно которым на части наших земель кислотность почвы выше, чем требуется для малины, и она как раз подходит для голубики.  Мы решили не проводить работы по нейтрализации кислотности, это нерентабельно, тем более что голубика – довольно перспективная ягода, и она даже дороже, чем малина. Так что, получается, что хотя мы и потеряли на данном этапе определенные финансовые средства, но в конечном итоге мы получим гораздо лучшие результаты и большие доходы. Наши планы по выходу на экспортные рынки, соответственно, скорректированы, но остаются в силе.

—  Судя по всему, большого урожая в этом сезоне вы не ожидаете?

— В период закладки садов мы рассчитывали в 2021 году достичь показателя в 30 тонн малины.  Реальный урожай этого года, по нашей оценке, составит 7-10 тонн.

— Занимается ли кооператив выращиванием каких-либо других сельскохозяйственных культур?

— На сегодняшний день мы выращиваем только малину. Несколько лет назад мы также развивали органическое производство томата и арбуза, отвели для этих культур 3 га, на биоарбуз даже взяли местный сертификат GeoGAP, но потом из-за нерентабельности отказались от этого направления. Выращивание биоарбуза нам обошлось на 70% дороже в сравнении с традиционным, он получился очень вкусным, мы подготовили рекламные буклеты, стикеры, но сдать его – все 60 тонн — нам все равно пришлось по той же цене, по которой принимались обычные арбузы, то есть, по 0,35 лари ($0,11), тогда как для самоокупаемости цена должна была составлять минимум 50-55 тетри ($0,16-$0,17). В торговых сетях, с которыми мы сотрудничали, нам сказали, что им невыгодно выделять наш органический арбуз среди остальной продукции грузинских производителей. В конечном итоге мы выручили от продажи примерно на 30% меньше вложенной суммы.  Схожие проблемы были и с реализацией органических томатов, которых мы собрали за сезон 80-90 тонн. В итоге, часть наших биотоматов нам даже пришлось сдать консервному заводу. Но довольно большое количество мы раздали по родственникам и друзьям, и у всех у них в ту зиму фактически были биоконсервация.

Впрочем, от идеи органического производства как таковой мы не отказываемся, возможно, со временем переведем на него наши ягодные сады.

— На каком этапе находится сейчас ваш проект холодильного хозяйства?

— Этот проект мы начали еще в 2019 году, когда ожидали солидных урожаев с наших садов.

Наше холодильное хозяйство, которое изначально же было запланировано с учетом принципов HACCP и ISO, будет обустроено на 1200 квадратных метрах. Оно будет включать камеры для предварительного охлаждения, шоковой заморозки, а также складские помещения для хранения до 300 тонн ягод и фруктов. Данный проект также реализуется при государственной поддержке — мы получили льготный агрокредит в размере 600 тыс. лари ($189,3 тыс.).  Мы были намерены завершить проект еще в марте – до начала нового сезона, но пандемия внесла свои коррективы – это касается и поставок оборудования, и человеческого фактора.

На сегодняшний день основное здание уже построено, идет его отделка. Большая часть оборудования также уже закуплена. Нам осталось определиться с установкой для шоковой заморозки. Сейчас мы остановили свой выбор на стандартном оборудовании, позволяющем обрабатывать 1,5 тонны ягод за 8-часовую смену.  Но недавно мы подали заявку на участие в проекте USAID, и если станем его победителями, то установим более современное оборудование по шоковой заморозке – тоннельного типа. Мы рассчитываем задействовать наше холодильное хозяйство в конце августа-начале сентября. На первом этапе оно будет предоставлять свои услуги другим фермерам. Место, где мы обустраиваем холодильное хозяйство, граничит с 4-мя районами, ни в одном из которых оборудования по шоковой заморозке на сегодняшний день нет.  Возможно, мы и сами будем закупать сырье у местных фермеров, к которому через 2-3 года добавятся ягоды и с наших обновленных садов. Со временем мы хотим наладить полный цикл по приему, заморозке, хранению и реализации замороженных ягод и фруктов.

Судя по всему, вы сохраняете оптимистичный настрой…

 — Да, конечно, холодильное хозяйство – позитив, обновленные сады и наш большой опыт   – тоже позитив. Вообще, было бы очень хорошо, если бы все участники местной ягодной индустрии обменивались информацией и опытом, действовали согласованно, это позволит избегать финансовых потерь.


Джерело https://east-fruit.com

Відповісти

Ваш email не публікується